Ударные БПЛА и война в Нагорном Карабахе | Лента быстрых новостей LugaNews.Ru


Ударные БПЛА и война в Нагорном Карабахе

Насколько интересной была новость?
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(0 голосов, в среднем: 0 из 5)

80
14.10.2020

Ударные БПЛА и война в Нагорном Карабахе

Ход боевых действий между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе стал наглядным примером того, как изменилась ситуация на поле боя с развитием разведывательных и ударных БПЛА. В локальных конфликтах середины 2010-х годов беспилотники только начинали свое победное шествие.

Читайте ещё

Теперь времена монополии США в области боевых дронов уходят в прошлое. От первых экспериментов «Хезболлы» и «Исламского государства» 1 (ИГ1, ИГИЛ1; запрещено в РФ) с кустарными бомбочками, падающими в открытые люки «Абрамсов» и Т-72, мир пришёл к ситуации, когда практически все последние конфликты, — в Ираке, Сирии, Ливии, Йемене — демонстрировали растущую роль БПЛА и расширение их возможностей влиять на ход боевых действий. Ударные беспилотники эффективны не только против террористических группировок, но и против армий индустриального и постиндустриального периода.

Такие страны как Иран, Турция, Китай и некоторые другие вовремя уловили меняющиеся тренды. Сейчас они вырвались в лидеры по производству актуальных разведывательных и ударных БПЛА, а также дронов-камикадзе. Лидерство США в этом отношении уже не выглядит столь очевидным. Справедливости ради стоит отметить, что Иран и Китай свой успех построили на копировании и доработке американских технологий, и смогли дотянуться до уровня США, а в некоторых случаях и превзойти своих «учителей».

За счёт ведения гибридных войн такие страны как Иран и Турция получают богатый опыт боевого применения БПЛА. Кроме того, совершенствуется тактика их применения как против более слабого, так и против равного противника.

Опыт, который Иран получил в Ираке, Сирии и Йемене, а Турция в Ираке, Ливии и Сирии, не менее важен, чем характеристики применяемых БПЛА. Сами по себе беспилотники не являются «абсолютным оружием». При грамотном подходе их можно уничтожать, как это происходило в Сирии и Ливии, где турецкие БПЛА несли серьёзные потери. Однако при грамотном применении тех же БПЛА Bayraktar в связке с системами РЭБ и стандартными средствами огневого поражения, при их массированном использовании против противника с устаревшей или плохо организованной системой ПВО, можно достигать серьёзных оперативных результатов, — а в случае с Ливией даже стратегических результатов.

В Нагорном Карабахе наглядно демонстрируются новые реалии «беспилотной войны». На вооружении Армении — различные системы ПВО советского и российского производства. Наиболее современные из них развёрнуты на армянской территории.

Противовоздушная оборона в Нагорно-Карабахской Республике обеспечивалась некоторым количеством ЗРК «Оса». Это старая, но пока ещё актуальная система.

Если бы не существовало фактора Турции, и война в Нагорном Карабахе велась как раньше, без беспилотников, армянские системы ПВО были бы вполне адекватны задачам по сдерживанию азербайджанской авиации. Неслучайно, даже получив превосходство в воздухе, Азербайджан очень ограниченно использует свои ВВС — остающиеся в Нагорном Карабахе ЗРК до сих пор представляют для них серьёзную угрозу, не говоря уже о том, что самолёты могут поражаться ЗРК с территории Армении.

Уже очевидно, что такие вертолёты, как Ми-8 и разведывательные Ан-2 армяне способны легко сбивать. Однако это — реалии прежних конфликтов.

Ударные БПЛА и война в Нагорном Карабахе

На момент начала войны в 2020 году Армения испытывала очень серьёзное отставание в технологическом и тактическом плане и оказалась совершенно не готова к методам нападения, которые хуситы отработали в Йемене, а турки в Сирии и Ливии. В результате, после того как в первые дни были выбиты почти все основные комплексы ПВО (уже в первый день по ним был нанесён заранее подготовленный удар, который лишил оборону Нагорного Карабаха существенной части противовоздушной обороны), Азербайджан и Турция захватили господство в воздухе. Это дало возможность безнаказанно наносить удары по армянским мотострелковым и механизированным частям, нанося им существенные потери ещё до того, как они вступали в бой с ВС Азербайджана.

Это облегчило наступление азербайджанской армии и позволило добиться успеха на направлении Джебраила, прорвав первую линию обороны армии Нагорно-Карабахской республики.

В отличие от Ливии, где Объединённые Арабские Эмираты могли позволить себе разменять 12—14 ЗРПК «Панцирь» на 33—36 БПЛА Bayraktar и три БПЛА Predator, у Армении такой возможности нет. После уничтожения существующей системы ПВО Карабаха у Армении просто нет возможности быстро её пополнить за счёт новых комплексов. В теории ПВО должна вести борьбу с БПЛА и «размениваться» на них, вынуждая противника сосредотачиваться не на охоте на отдельные машины и позиции мотострелков, а бороться с системами ПВО и РЭБ.

Однако подобных возможностей нет и близко — армяне оказались в ситуации, когда они, уступив противнику воздух, ничего не успевают сделать в краткосрочной перспективе. Это делает неизбежным рост количества потерь и проблемы в обороне из-за утраты материальной части и нарушенной логистики. Экстренные закупки ПЗРК, которые рассматриваются сейчас, являются попыткой решить системную проблему с помощью «костылей» в условиях оперативного цейтнота.

Вне зависимости от того, как закончится текущая война, её опыт потребует от Армении пересмотреть свой подход к организации системы ПВО. Необходимо будет закупать более эффективные зенитные комплексы («Панцири», «Торы» или их зарубежные аналоги в существенных количествах). Также необходимы системы радиоэлектронной борьбы (российского, китайского, либо иранского производства), которые должны активно противодействовать деятельности БПЛА противника, — беспилотники действуют роями при поддержке воздушных и наземных комплексов РЭБ, которые создают помехи работе ПВО (можно выделить системы KORAL и REDET-2).

Модернизация ПВО Армении потребует существенных расходов, которые выходят за пределы текущего оборонного бюджета. В результате надо будет либо брать кредиты на оборону за рубежом (например, у России), либо сосредотачивать средства крупного бизнеса в Армении и диаспоре, — что, разумеется, будет более эффективным способом помочь родине, чем слова поддержки в Интернете. Миллиона долларов от Ким Кардашьян тут явно будет недостаточно.

Альтернативой и дополнением к наращиванию сил и средств ПВО и РЭБ может стать симметричное наращивание арсенала БПЛА. Это позволит наносить идентичные удары по наступающему противнику с помощью ударных беспилотников и дронов-камикадзе. На деле, в части ПВО Азербайджан не слишком далеко ушёл от Армении, а основным поставщиком этих комплексов остаётся Россия. При массированном применении беспилотников армянской стороной азербайджанская армия будет испытывать схожие проблемы с защитой своих боевых порядков, позиций РСЗО и САУ и собственных систем ПВО.

То же касается и Турции — даже против небольшого количества самолётов Ливийской национальной армии (преимущественно устаревших) и китайских БПЛА Wing Long II, она несла существенные потери. Уничтожены были, в том числе ЗРК Hawk, комплексы РЭБ, а также прочая техника. Это, среди прочих причин, помогло сорвать турецкое наступление на ливийский Сирт.

В случае более массированного применения БПЛА против турецкой группировки войск в Ливии, крайне сомнительно, чтобы Турция смогла бы с этим что-то сделать, — ей оставалось бы только «разменивать» БПЛА противника на свои ЗРК Hawk.

Можно предположить, что на текущем этапе «снаряд» несколько превосходит «броню», — в особенности для стран, не относящихся к «большой тройке». В будущем соотношение может измениться, но пока что надо быть готовым действовать в этой «новой нормальности».

Проблема Армении не только в том, что у неё в Нагорном Карабахе было устаревшая ПВО. У неё нет существенного количества ударных БПЛА, хотя ничего не мешало ещё после войны 2016 года начать закупки таких вооружений за рубежом и получить на 2020 год парк различных беспилотников. Это бы в разы повысило для Азербайджана стоимость продвижения вглубь Нагорного Карабаха.

Производя собственные разведывательные дроны (типа X-55 и «Крунк»), собственный ударный БПЛА Армения только разрабатывает. Согласно официальным заявлениям МО Армении, первый случай боевого применения беспилотника произошёл 13 июля, а испытание модели ударного назначения началось лишь в августе этого года, незадолго до начала войны.

В итоге за четыре года накопилось отставание, которое Азербайджан при поддержке Турции сейчас использует на поле боя. Армения пыталась заскочить на подножку уходящего поезда — но просто отстала, а отстающих в современном плотоядном мире бьют, при возможности, ногами. Теперь Армении надо за месяцы (на эту войну она уже опоздала) пробежать тот путь, который другие страны прошли за годы.

Где же Армении купить современные ударные БПЛА, пока ведётся разработка собственного проекта? Турция, понятное дело, не продаст. Израиль, скорее всего, тоже. США — наверняка нет, ведь это означало бы бесплатный доступ для России к американским технологиям.

Россия пока что отстаёт в этой гонке и сможет полностью ликвидировать текущее отставание в ударных БПЛА лишь через два-три года, если не к середине 2020-х. Тогда современные разработки пойдут в серию и начнут поступать в войска и на экспорт. Что, впрочем, никак не мешает закупать у России хорошо показавшие себя в Сирии разведывательные БПЛА.

Ударные дроны мирового уровня на текущий момент также продают Иран и Китай. Закупка у Ирана партии дронов-камикадзе (или технологии их производства), уже сама по себе позволит существенно повлиять на ход боевых действий.

Можно вспомнить Йемен, где хуситы в условиях тотального превосходства саудовской коалиции в воздухе смогли не только получать такие БПЛА из Ирана, но и развернуть их производство в полуразрушенной стране. С их помощью они наносили болезненные удары силам саудовской коалиции, осуществляя нападения на войска, точечные ликвидации военных лидеров, и даже атаки на промышленную инфраструктуру на территории Саудовской Аравии.

Важным конкурентным преимуществом иранских дронов является относительная простота и умеренная стоимость, что немаловажно для армянского военного бюджета. По оценкам, стоимость актуальных иранских БПЛА варьируется от нескольких тысяч до сотен тысяч долларов в зависимости от типов и характеристик.

Если бы в Ереване находилось полностью дружественное России правительство (чего невозможно сказать о Николе Пашиняне), то Москва могла бы помочь Армении договориться с Ираном в рамках будущих оборонных сделок по поставкам систем ПВО в Иран.

Применяемые в Ливии китайские ударные БПЛА Wing Long II показали себя очень хорошо — даже несмотря на определённые потери, в том числе от дружественного огня «Панцирей», которые помимо турецких и американских дронов сбили как минимум два китайских. Действуя с аэродромов на территории Армении, китайские ударные БПЛА могли бы находиться на границе Армении и Карабаха и при необходимости наносить точечные удары по наступающим силам противника. В гористой местности, где необходимо передвигаться по узким дорогам, такие удары поставили бы азербайджанцев перед серьёзной проблемой.

Как мы знаем, ничего подобного армяне не закупали. В итоге «броня» оказалась устаревшей, а собственного беспилотного «меча» и вовсе не оказалось. Можно лишь задаваться вопросом — ответит ли кто-то за эти просчёты в подготовке к войне 2020 года? Ведь оплачены они жизнями армянских солдат, которые сейчас вынуждены действовать в условиях, когда противник имеет заведомое технологическое и тактическое преимущество, что позволяет ему продолжить попытки вскрыть армянскую оборону.

С учётом опыта войны в Ливии и Карабахе многие страны, которые сами не в состоянии разрабатывать и производить БПЛА, бросятся их покупать. Именно поэтому Украина закупает Bayraktar TB2 у Турции (ДНР и ЛНР следует учитывать этот фактор на среднесрочную перспективу), а Эмираты закупают новые партии Wing Long II у Китая (как для компенсации уже понесённых потерь, так и для наращивания их количества под будущие кампании в Ливии и не только).

Тот же Пакистан, оказывая моральную поддержку Азербайджану, закупает ударные БПЛА с прицелом на противостояние с Индией в Кашмире. Стоимость одного беспилотника составляет около 2 млн. долларов. Закупка 50 таких машин — с вооружением и оборудованием, а также обучением персонала, — составит 130—140 млн долларов. Для Армении это не является неподъёмной суммой, а у Китая есть и другие БПЛА на экспорт, в том числе и более дешёвые, включая дроны-камикадзе.

Разумеется, Армении этим надо было заниматься «уже вчера». Реализация таких контрактов требует времени, в том числе на развёртывание и обучение персонала. На первых порах свежие силы будут уступать противнику в боевом опыте. В то же время турки, как и иранцы, получили серьёзное преимущество в беспилотной авиации за счёт реального боевого опыта в борьбе, в том числе и с современными системами ПВО российского и американского производства.

Ударные БПЛА окончательно стали важным компонентом военной машины для любой современной страны. Они больше не являются «желательным инструментом» — это абсолютно необходимый элемент вооружения, отсутствие которого даёт противнику заведомое преимущество, которое сказывается как на тактическом, так и на оперативном уровнях. И это касается не только разведывательных, но и ударных беспилотников, а также моделей «камикадзе».

В силу этого важно как наличие современной ПВО с массированным использованием средств РЭБ, которые способны эффективно бороться с роем беспилотников или «размениваться» с ними (не стоит надеяться на то, что в ближайшей перспективе ПВО полностью превзойдут современные ударные БПЛА и смогут противодействовать им без потерь), так и наличие собственных моделей, способных наносить симметричные потери противнику, затрудняя для него возможность реализовывать успехи на земле. Это переводит противостояние из «размена» ПВО на БПЛА (что приводит войну к противостоянию ресурсных потенциалов), к симметричному росту потерь в технике и людях от массированного применения беспилотников.

Можно предположить, что возникает тенденция к позиционной войне. При наращивании количества ударных БПЛА, которые действуют совместно с РСЗО и ствольной артиллерией, любая крупная наступательная активность приведёт к росту потерь ещё до того, как атакующие вступят в огневой контакт с наземной обороной. Соответственно, цена такого прямого столкновения в людях, технике и других ресурсах будет расти для обеих сторон по экспоненте. Для политиков это послужит серьёзным аргументом при принятии решений о войне и мире, — хотя очевидно, что для Генштабов тех держав, которые проводят субъектную внешнюю политику, это лишь означает необходимость планировать наступательные операции в ещё более сложных условиях, чем это было до наступления эпохи ударных беспилотников.

Два сбитых Ан-2 армянами.

Удары турецких БПЛА под Гадрутом.

Источник


Если Вы хотите, чтобы мы разместили Вашу новость на нашем портале, присылайте тексты на почту

Подписывайтесь на наш Телеграм и добавляйте свои новости для обсуждения в чате. Следите за самыми важными событиями в мире со своими друзьями!


Лента быстрых новостей LugaNews.Ru

Оставьте ваш отзыв. Сейчас комментариев к новости:

0
Ваши отзывы к новости:

Оставить отзыв

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Это не спам
Происшествия
  • ЛНР
    По факту ДТП в Оренбургской области возбуждено уголовное дело
    Опухоль Анастасии Заворотнюк
    закон об особом статусе Донбасса
    Жителей ЛНР ознакомили с графиком пенсионных выплат и социальных пособий в августе 2019 года
    Командование ООС
    КПВВ Марьинка
    Максим Дадашев
    Видеоблогер ради нового увлекательного сюжета с диггером из Санкт-Петербурга спустился ночью в коллектор глубиной около пяти метров
    Наташа Королева
    Что сейчас читают
  • Дженерики